Проклятие

разговоры на любые темы, не относящиеся к другим разделам
Аватара пользователя
Bolдырев
рядовой
рядовой
Сообщения: 2
Зарегистрирован: 30 апр 2018, 18:31
Belarus

Проклятие

Непрочитанное сообщение Bolдырев » 16 дек 2018, 11:17

Есть у моей семьи домик в деревне. Ну как домик – здоровенный такой домище, построенный кривыми руками колхозных строителей. В начале голодных 90-х мать решила подстраховаться и перебраться поближе к земле и народному хозяйству. Приехала городская интеллигенция в деревню летом и выбрала пустующие хоромы. Кто ж знал, что зима наступит и придется их отапливать? Но история не про это.

Деревня большая. В центре даже возвышаются несколько пятиэтажек со всеми благами цивилизации в виде центрального отопления и канализации. Имеется столовая для свадеб и клуб в дореволюционном панском поместье. Но уже лет тридцать деревня вымирает. Молодежь либо спивается, либо уезжает в ближайший город. Одно время в деревне жила большая семья беженцев-армян. Но потом армяне обросли добром и сбежали куда-то ещё.

Соседи слева – типичные деревенские кулаки. Пожилая семья, у которой есть лошадь, несколько коров, гектары земли и старый председательский УАЗик. Для сельхозработ соседи нанимают за еду батраков из местных маргиналов. В доме и по хозяйству прислуживает пьющая тетка.

Справа высится полупустой дом, в котором ещё недавно жила по-своему счастливая и большая семья. Отец с матерью и пятеро детей. Три парня и две девушки. И с первого дня не сложились у нас с правыми соседями отношения.

Началось с того, что на третий день новоселья к матери завалились двое братьев. Мол, хозяйка, с переездом тебя, а неплохо было бы в честь такого праздника налить нам по стаканчику. Мать развела руками – не пью сама и в доме спиртного не держу. Соседи обиделись. Ушли, ворча под нос что-то нехорошее.

Мать неумело развела огород, посадила саженцы яблонь. И в одну ночь кто-то все эти саженцы вырвал с корнем и утащил, а на грядках только что проклюнувшихся огурцов от души потоптался сапогами.

Ночной вор даже не пытался особо скрываться. Следы привели в правый дом. Мать пришла ругаться и увидела всю семью за столом. Десять утра, а они уже все лыка не вяжут. Понятно, что особо с ними не поговоришь.

Так и жили. Соседи воровали помаленьку, клянчили водку, пакостили. А потом на семью свалилось проклятье и всего за два года большей части их не стало.

Старший брат Дмитрий был самым толковым. Уехал на заработки на Север. Не было его долго, зато приехал барином. Привез новенькую серебристую Мазду (в деревню, в конце девяностых!) и молодую беременную жену. Братья так обрадовались, что не на шутку сели пить.

За месяц пропили и Мазду, и все деньги. Молодая жена плакала. Муж обещал ей купить в деревне дом, возить на машине, а вместо этого приходилось ютиться в углу, среди вечно пьяных шумных родственников.

А однажды возвращался Дмитрий с какой-то ночной гулянки, да не разглядел в темноте перил моста через реку. Ухнул вниз. А у воды – гнилые пни старого деревянного моста. Тело выловили ниже по течению.

Двух месяцев не прошло – новая беда. Старшая дочь переехала в дом гражданского мужа. На радостях отметили это дело. Да в процессе отмечания приревновал жених невесту. Взял топор, да нанес три смертельных удара по голове. Несостоявшегося зятя – в тюрьму, дочь – на кладбище.

Соседи пригорюнились. Даже притихли. Перестали пакостить и воровать. Да только пить не перестали. Однажды зимой распилили баньку, стоявшую на меже, и пропили на дрова.

То ли от алкоголя, то ли от вечных драк, у среднего сына Николая начались эпилептоидные припадки. Как-то на утренней зорьке пошел он на рыбалку. Принял для сугреву, а как припадок начался, скатился с невысокого берега и захлебнулся там, где курице по колено. Упал бы лицом вверх – может и выжил бы. Не повезло.

Младший Петр испугался судьбы братьев. Завел женщину да переехал к ней. Взялся за голову, на работу хорошую устроился, водителем на ферму. Да не выдержал долго. Сел пьяный за руль ГАЗа с комбикормом и кувыркнулся в кювет. Кабина вмялась до водительского сидения, но Петру повезло. Его ещё до этого выбросило через лобовое стекло. Не пристегнут был.

Другой бы внял предупреждению с небес, но Петр испугался по-другому. Запил сильно. А уж в пьяной компании упал из-за стола, да собственной рвотой и задохнулся. Собутыльники продолжали употреблять. И только под утро один из них, пнув лежащего под столом, обнаружил, что тот уже остыл.

Вот так и осталась от большой непутевой семьи одна дочь, да старики-родители. Сибирячка родила и живет нынче в колхозном общежитии, проклиная тот день, когда встретила перспективного и работящего белорусского парня и рванула за ним через полконтинента. Старики внуком интересуются мало. Замкнулись в доме, иногда неделями не показываются. Дом обветшал, огород зарос бурьяном.

И ведь искренне верят, что это моя мать их прокляла. За те самые яблоневые саженцы. И не переубедить их.



Ответить

Вернуться в «Общение на разные темы»